The Greatest Ever Adventure

 

ВОСПОМИНАНИЯ О ГОНКЕ​

хронология моих приключений на самой дикой велогонке на выживание

 

 

Предистория и подготовка

 

О Шелковой Горной Велогонке Silk Road Mountain Race мне стало известно за неделю до её старта, в августе 2018 года. Увидел упоминание в группе Велосообщество Кыргызстана на ФБ. Прочитав информацию на сайте и ознакомившись со списком участников, поехал на старт первой гонки, провожать участников в путь. Так в течении всех двух недель я следил за перемещениями участников на интерактивной карте. Уже тогда я серьезно был настроен на участие в заезде 2019 года. 

SRMR это байкпэкинг (eng.-bikepacking) велогонка на дистанции свыше 1700 км в горах Кыргызстана в Центральной Азии.

Заручившись согласием и поддержкой своей супруги, в декабре 2018 года я принял решение участвовать в гонке и зарегистрировался на сайте. 

Справедливым будет сказано - потратил год готовясь к этому событию целый последующий год, психологически, финансово, изучая специфику таких гонок, особенности байкпэкинговых путешествий, подбирая и заказывая снаряжение, и конечно же физическая подготовка, включая сотни километров на велосипеде включая ночную езду.

На этапе подготовки к гонке совершил два многодневных велопутешествия для апробации снаряжения, разведки маршрута и приобщения к горным условиям.  Одно из них - велопутешествие по маршруту Балыкчы-Кызарт-перевал Тюз Ашуу-Сонкуль-Баетов-МЭЛС Ашуу-Ташрабат итого 450км.

Бишкек-перевал Кегеты-Кум-Дёбё-перевал Шамшы-Токмок итого 255км.

До этого на тот момент, у меня был один и единственный многодневный велозаезд с палаткой вокруг Иссык-Куля в июле 2018 года.

В Бишкеке практически полностью отсутствовала доступность к байкпэкинговому оборудованию. Поэтому все необходимые вещи нужно было заказывать из-за границы. Это касается в первую очередь рюкзаков на раму, на руль, под седло. 

После 2х лет опыта байкпэкинговых путешествий я считаю что водонепроницаемость велорюкзаков имеет одно из ключевых значений. Да, можно сочетать наличие различных гермомешков, но я убедился на своем опыте, что большое кол-во разных мелких (сюда я включаю и какое то кол-во гермомешков) вещей может ограничивать твои действия и решения, а также добавлять много лишних элементов в походную каждодневную рутину.

Во время двух моих подготовительных велопутешествий, мне важно было понять, почувствовать и испытать систему навигации с последующим принятием решения относительно использования навигационного оборудования. Об этом много написано в интернете, важно было попробовать все в деле самому, особенно если учитывать тот факт что я никогда не передвигался на местности, вне города, с помощью навигационных устройств.

Вся первая половина 2019 года была наполнена приятными волнениями и ожиданием предстоящей гонки, а также регулярными еженедельными заездами на расстояния не менее 100 км. У меня не было специальных тренировочных задач, а просто выезды раз в неделю которые я себе мог позволить. И еще бреветы национальных этапов веломарофона Париж-Брест-Париж проводимые клубом Pamir Randonneurs в Кыргызстане. Они мне дали возможность понять и ощутить дисциплину заездов с лимитом времени и контрольными пунктами. Бреветы мне очень нравились. Весной 2019 года я успешно испытал два из них, на 200 км Бишкек-Кочкор; и на 300 км Бишкек-Боомское ущелье-Бишкек; и 300км кольца Бишкек-Карабалта-Алаарча-Исыката-Бишкек, который я не смог проехать ограничившись отрезком Бишкек-Карабалта-Бишкек ок.120км.

Место старта. Ортосайские холмы.

 

Последние дни перед гонкой. Старт. Бишкек - Ущелье Кегеты.

 

За несколько дней до старта я стал замечать в городе велосипедистов, по внешним признакам которых можно было предположить что они являлись участниками гонки. Возвращаясь как то после очередной поездки в близлежащие горы заметил одного байкпэкера в районе Кой-Таша который шел в сторону гор, поприветствовав его крикнул ему “Ты участвуешь в гонке?” - продолжая движение он ответил “Да!”.

Получив от Нельсона комплект велоодежды Pedal Ed Japan, на следующий день выехал апробировать ее в деле, сделав небольшой круг до флага и Чонташа. Поднимаясь по Алматинской заметил одного велосипедиста явно не местного. Решил спросить не участник ли гонки, оказалось что да, звали его Max Riese из Австрии. Предложил ему проехаться вместе. На серпантине по пути к местности Боз-Болток там где находится флаг и смотровая площадка, нас догнали еще два байкпэкера, которые явно раскатывались и разведывали путь из города к месту старта, имея при себе снаряжение. Позже после гонки я осознал что один из них был тот самый, знаменитый James Mark Hayden, один из лучших байкпэкеров на ультрадлинные дистанции.

Вечером того же дня некоторые из нас собрались в Ботаническом Саду, на встречу с Lael Wilcox лучшей велогонщицей на ультрадлинные дистанции. Об этой встрече мы с Лаэль договорились во время совместного заезда на перевал Кегеты, ранее в июле. 

Шёлковая Горная Велогонка с самого начала привлекла меня своей доступностью и присутствием большого кол-ва международных участников. Для участия в гонке не требовалось квалификации, а байкпэкеры собирались со всех континентов. Очень интересно было наблюдать за живыми, увлекательными репортажами с первой велогонки. 

С приближением дня регистрации и старта, внутреннее волнение усиливалось. Не то волнение когда ты о чем то переживаешь, а то, когда ты с нетерпение ожидаешь начала чего то сверхувлекательного, грандиозного, в котором собираешься принимать непосредственное участие. В течении года я многократно представлял себе маршрут и этапы его прохождения, некоторые участки проезжал ранее на авто, какие из них исколесил во время своих тренировочно-разведывательных заездов. До самого дня старта мне не верилось что я осилю всю дистанцию уложившись в отведенное время. Однако я не оставлял надежд, мой настрой был решительным, и мотивами моими были - максимально получить удовольствие как от участия в таком мероприятии так и от ожидающих меня приключений. Никогда ранее в своей жизни я не участвовал в подобных мероприятиях, мне чужды были состязательность и спортивный дух. Но в этой гонке я нашел что-то очаровывающее меня не менее того что мы наблюдаем в покорении высоких олимпийских пьедесталов.

Впереди был долгий путь в 1710 км, но что я точно мог предположить из своих расчетов, что скорее всего мне не удастся пройти их менее чем за 12-13 дней из зачетных 14ти.

Добираться до места старта мне пришлось за небольшом грузовичке из северных пригородов Бишкека. Не хотелось тратить много усилий на преодоление дистанции от дома до места старта, потому что впереди ждали еще 70 км до первого трехтысячного перевала Кегеты. Для разогрева решил проехать ок 2.5 км от большого перекрестка в Ортосае до флага, на площадке которой был намечен старт в 9:00 утра 17 августа.

На месте старта обнаружилось, что оставил дома свои солнцезащитные очки. Хорошо что Айбек пришел нас тарт чтобы засвидетельствовать начало гонки. Услышав о мой досадной ситуации, он любезно предложил свои очки, я не отказался.

Мечта первого дня - достичь перевал Кегеты и перевалить на южную сторону хребта. Зная местность, я примерно понимал с какой скоростью буду двигаться, где можно останавливаться для пополнения запасов. С собой вез минимальное кол-во чтобы уменьшить вес.

Подъём к аилу Тогуз-Булак. фото: Данил Усманов

Немногим не доезжая поселка Алмалуу пошел дождь, постепенно набиравший обороты, так что на подъезде к Рот-Фронту это был уже реальный тропический ливень. В селении Отогон остановился у небольшого магазина с козырьком, решил сделать привал, перекусить и переждать ливень, надеясь на то что он сбавит свои обороты. Здесь я потерял много времени общаясь с 2-3 велосипедистами, осевшими здесь же. Ливень и не думал прекращаться. Мимо проехало еще 2-3 человека. Не дожидаясь прекращения дождя, выехал в направлении ущелья. В долине перед перевалом я двигался практически в одиночестве. Здесь мне повстречался путник, скорее всего из Бишкека, который сообщил мне что Олег уже на водопаде. По его интонации было понято что я изрядно отстал от многих. На мосту, перед ущельем решил снова переждать под навесом у придорожного летнего кафе. Казалось что непрекращающийся ливень не собирался сбавлять обороты. Под навесом укрывался велосипедист из Румынии Ors Kelemen. Я заказал чай и развесил уже изрядно промокшую верхнюю одежду. Румынец выехал взволнованным. Мимо проехало еще несколько участников. Закрадывались мысли о том что скорее всего придется преодолевать перевал в непогоду, в темное время и при этом в самом конце вереницы участников. Но и тогда меня не оставляли мысли о том что я все-же смогу добраться до перевала в первый день. Это было слишком оптимистично.

Подъём к аилу Тогуз-Булак. фото: Данил Усманов

Чуть выше первого водопада в зоне лесов стали появляться палатки. Народ готовился в первой ночевке. Если бы не ливень с уверенностью можно было сказать что так рано люди бы не стали готовиться к ночевке особенно на таком мероприятии как горная велогонка на ультрадлинную дистанцию с лимитом времени.  

Дождь стал постепенно затихать, когда я выехал из зоны леса. Мои биб-шорты с мягкими вставками, полностью вымокли еще в долине, когда было тепло и невозможно было надеть водонепроницаемые штаны. За мостом у дороги стояла палатка сингапурца S A Wee с которым мы познакомились на регистрации. И далее по ущелью вдоль дороги, стали чаще встречаться походные жилища участников. Пора было надевать сухую и утепленную одежду и тут обнаружилось что у меня нет ничего теплого на ноги не считая специальных утепленных чулок, которые держаться на ногах только при совместном ношении с биб-шортами. Деваться некуда, пришлось одеть эти чулки под штаны вместе с теплыми флисовыми шортами и периодически останавливаться чтобы подтягивать чулки. Отсутствие теплого слоя на ногах была проблемой, о которой мне еще предстояло подумать, как её решить.

Пробираясь по ущелью Кегеты, я чаще всего пересекался с Jeff Kastenbaum. То он меня обгонит то я его. Где было возможно, болтали немного.

Пройдя мимо небольшого лагеря из нескольких палаток установленных вдоль дороги, я увидел Jeffа принявшегося готовиться к ночи, разбивая свой ночной привал. К тому времени уже совсем стемнело. Окончательно потеряв мотивацию я прекратил движение и встал на ночевку.  До перевала оставалось ок 15 км.

Первый день был долгим, выдавшим мне первое испытание штормовой погодой, обнаруживший отсутствие у меня тёплой защиты для ног. Тем не менее, я не потерял волю к продолжению схватки с предстоящими 1650 км. Всё только начиналось.

День 2. Перевал Кегеты - Чаек.

 

В тот вечер лег спать в 10 часов. Не испытывая никакого дискомфорта, проснулся в 01:00 ночи и решил взглянуть на небо. Небеса были полны звезд, а над ущельем воцарилось полнолуние, и ни одного облачка. Я решил поспать еще часок, поставил будильник на 02:00 часа. В три часа ночи стартанул, начав свой второй день отдохнувшим и в полном восторге от того что я как заправский чемпион отоспав всего 4 часа, выдвигался вночь на штурм перевала. Луна светила ярко, так что я мог двигаться с одним маломощным фонарем на шлеме, а основной фонарь я берег для следующей ночи, и не зря. Позади оставались вереница палаток, а меня посещали мимолетные мысли, ведь я их всех начинаю опережать.

Перевал Кегеты.

На перевале я оказался ровно в 9:00. Солнце взошло достаточно высоко, становилось теплее. На другой стороне хребта, за перевалом простирается узкая долина реки Восточный Каракол, покрытая в основном альпийскими лугами и пастбищами, ограниченная с запада перевалом Каракол 3440м. За перевалом и до самого Суусамыра простирается долина реки Западный Каракол, у слияния которой с рекой Суусамыр, образуется река Кёкёмерен. 

Вдоль по ущелью меня то обгоняла, то возвращалась назад, машина из окон которой периодически стреляли по горами огнестрельным оружием, так и не понял зачем они это делали. 

На закате я подъехал к селению Кожомкул. В местном магазинчике решил откушать свежих маслянистых жаренных лепёшек (май токоч) с чаем, их было в изобилии, потому как выносили свежежаренные, снова и снова. Через некоторое время подъехали Chris Philips и за ним Karl Speed и еще пару велосипедистов и присоединились к моему чаепитию. Перед выездом я помог Крису Филипсу забронировать хоумстэй в Кызыл Ой. И все мы почти одновременно тронулись в путь. К этому часу стало совсем темно, так что невозможно было  наблюдать окрестности между Кожомкулом и Кызыл Ой. Периодически ощущалось близость склонов по правой стороне и шум могучей Кёкёмерен слева от меня. Где-то между Кызыл Ой и Аралом меня нагнали еще трое участников гонки, это были мои старые знакомые отец и сын Christopher Lapcevic и Michael Lapceviс и Jeff Kastenbaum. С ними мы несколько раз пересекались в первый день в Кегеты и во второй день в долинах рек Каракол. Не доезжая урочища Арал они решили остановится на ночлег. А я был полон решимости достичь Чаека, не откладывая на утро. Мой план был таков -  достичь первого контрольного пункта на третий день, чего бы мне этого ни стоило. К двум часам ночи доехав до Чаека я вызвонил доступных на тот час хозяев гостевого дома и остановился у них переночевать.

Итог второго дня: время в пути - с 3 часов ночи (старт в ущелье Кегеты) до 2 часов ночи остановка на ночевку в Чаеке; пройденная дистанция - 197 км общей продолжительности второго дня пути, пока я не достиг Чаека в 02:00.

День 3. Чаек - Сонкуль. Контрольный Пункт 1 (КП1).

 

День мой начался поздно. Выехал на трассу в 8:00, обналичил денег в банкомате. Купил в магазинчике женские флисованые легинсы, решив тем самым проблему отсутствия теплоизоляции на ногах, пополнил запас еды и двинулся в путь. Начиная с селения Жаны-Арык, то что рядом с аркой Gate of Kyzart, дальнейший путь проходил по знакомым местам. В июле я проходил этот участок совместно с Ренатом (Балыкчы-ТашРабат - "К Небесному Морю"), поэтому мне не трудно было прикинуть приблизительное время прохождения пути до перевала Тюз-Ашуу 3400м. и озера Сон-куль. Цель третьего дня - добраться до Контрольного Пункта (КП1) на Сонкуле.

На перевале Тюз-Ашуу я стоял в 17:30 и это на 2 часа быстрее чем в моей первой попытке в июле. Очень был этому рад. Стояла прекрасная погода, на перевале собралась небольшая компания из трех французов велотуристов, сразу после меня перевала достиг Dunkan Lodingham, который жаловался на боли ахиллова сухожилия. От перевала до КП1 оставалось 30 км, на преодоление которых у меня ушло ок 4 долгих и нудных часов вдоль побережья Сон-Куля. Перед лагерем снова был настигнут отцом и сыном Christopher Lapcevic и Michael Lapceviс. На КП1 я был в районе 22:00.

 

На вершине перевала Түз-Ашуу. У берега озера Соң-Көл.

День 4. Сонкуль - Перевал Мэлс Турдалиев.

 

Выехал в 6:30 утра. В 20 метрах от лагеря обнаружил что мое колесо сдуто. Так не хотелось им заниматься ранним морозным утром. С периодическими подкачками добрался до перевала Молдо Ашуу 3346м. с  красивейшим серпантином на почти вертикальном склоне. В полном одиночестве добрался до селения Жаны-Талап где решил сделать остановку в придорожном кафе, для того чтобы сменить одежду с зимней на летнюю (стояла жаркая погода), и какое то время дать немного зарядиться моим фонарям и батареям для предстоящего рывка 4го дня. Состояние моего колеса не давало покоя, но и здесь я решил не искать причину прокола, а добираться до Баетово с подкачками. Позже выяснилось что это было ошибочное решение.

Контрольный Пункт 1, Сон-Куль. Перевал Молдо Ашуу.

На 26 км от Жаны-Талап всё-же пришлось заняться заменой камеры, на открытом пространстве, под палящим солнцем. Здесь меня обошли Berten De Canne и Tai BL поприветствовав меня и как полагается в таких случаях спросили все ли в порядке и не нужна ли помощь. Я был в состоянии справится с проблемой самостоятельно.

Перед Ичкесу меня сначала обогнал Cornelis Akkermans, а затем пара Bob de Ruiter и Renee Schmidt. В Баетово я снова задержался чтобы пополнить запасы воды и провианта перед длинным отрезком до Торугарта без возможности пополнения запасов. Там же в Баетово решил покушать горячей еды в местном кафе. 

К закату достиг начала серпантина на перевал имени Мэлса Турдалиева 3268м. (пер. Бёрюлю). В своей первой поездке, на этом перевале в июле, за месяц до гонки, мы с Ренатом проезжали в этом месте примерно в это же время, так что у меня была возможность точно запланировать место и время для своей четвертой ночевки. На перевале я оказался к 22:30 вечера. Там меня ожидала неожиданная встреча с парой пенсионеров из Франции, которые путешествовали на туристическом траке. Они пригласили меня в свой трак, много распрашивали и угощали меня чаем, в ответ я распрашивал их, а в голове затаились ожидания, если они мне предложат остановится у них, то я не откажусь. Конечно же это были неосуществимые ожидания. В полной темноте спускался в долину между перевалами Мэлс и Кулак Ашуу. Было ок 00:00 и это как раз ориентировочное время остановки на ночлег. Заметил рядом палатку Bob de Ruiter и Renee Schmidt, которые в свою очередь заметил меня, я спросил у них будут ли они не против если я расположусь рядом с ними. Места в долине было достаточно для всех.

На перевале имени Мэлса Турдалиева я бывал дважды, и оба раза на велосипеде, и оба раза оказывался на верхних уровнях в тёмное время, поэтому так и не смог оценить и насладиться красотами панорамного вида Ак-Талаа.

День 5. Торугарт. Долина Аксай.

 

С восходом солнца обнаружил вокруг себя еще 3 палатки участников гонки. Одним из них был Raphael Albrecht, к тому времени проведший, с его слов, на этом месте уже сутки из-за болей в ахилловом сухожилии. Позже он догнал меня перед перевалом Кулак Ашуу. В последний раз я видел его издали мчавшегося по длинющему, гравинойму спуску к трассе на Торугат, что в районе Таш-Рабата. Затем он рванул по направлению к долине Арпа, как ракета, так что его уже не было видно на горизонте к моменту когда я вышел на трассу. 

В долине у слияния рек Акбеит и Калкагар. В окружении палаток Bob и Renee, Lamar, Raphael.

По ощущениям это был самый длинный день. Мне тяжело давался этот отрезок в течении всего дня. Один раз пришлось остановится на более продолжительное время чтобы отдохнуть, перекусить и не теряя времени просушить палатку и спальник после влажного утра на пастбище. Мне были неведомы причина моего медленного темпа на самом ровном, асфльтированном участке всей дистанции. Погода была ясной и солнечной, местами даже было жарко, дул освежающий ветерок. На таких обширных высокогорных долинах нередки сильные ветра, но и они, к счастью меня обошли в тот день. Перед пограничным контролем меня обошел еще один велосипедист, с ним я не познакомился и не поболтал, как часто бывало в предыдущие дни. А позже на подъёме перевала Тюз-Бель 3575м. меня догнал Conan Thai на своем красивом дорожном Бриджстоуне MB1 1989г. Мы ехали вместе ок 20 км, общаясь и знакомясь друг с другом. По-пути нам повстречался Ben Hudson который ремонтировал колесо примостившись с краю на обочине. Мне показалось тогда что он сильно обляпался герметиком для бескамерных систем (возможно это был не герметик).

Через пару километров нас догнали четверо, две девушки и два парня шедшие группой. С ними поговорить не удалось, они шли в хорошем темпе, и я не смог держаться их долго. Мне показалось что они вполне возможно были туристами, или кто то из них, а не все. Conan умчался за ними.  

В долине Аксай. Зв Конаном виднеется полоска озера Чатыр-Көл. Торугарт. Кыргызско-Китайская граница.

Недалеко от таможенного и пограничного поста Торугарт, к счастью, оказался довольно большой магазин, ассортимент в нем был скудный, но пару сникерсов, чипсы и бутылочку коки я все-таки взял с собой на дорогу. Солнце заходило за горизонт. Нужно было одеться потеплее, установить фонарь чтобы быть готовым к езде когда совсем стемнеет. 

Передо мной простиралась обширная, ветренная и засушливая долина Аксай, и грунтовая дорога вдоль пограничного ограждения оставшегося с советского времени. В этих краях я побывал уже однажды в феврале 2018 года по пути к оз. Кёль-Тетири. Тогда я двигался в составе группы зимней 4х4 экспедиции, по засыпанной снегом долине, пересекая редкие перемерзжие разливы рек. Но в этот раз мне предстояло преодолеть ок 113 км до КП2 в долине Кёк-Кыя на велосипеде самостоятельно. Недооценивая рельеф, точнее даже не имея достаточного представления о нем, я поставил перед собой неосуществимую задачу достичь КП2 в эту ночь. Чувствовал  себя прекрасно как физически так и психологически, и как мне казалось держал хороший темп, даже в темноте, особенно сравнивая его с черепашьим ходом по ровному асфальту торугартской трассы ранее тем днём. В темноте принял восходящую луну за мерцающий фонарь то ли палатки то ли чабанского домика. Так и не доехав до него осознал, что гнался лишь за мерцающей надеждой разделить ночь в компании человека посреди это кромешной темноты. На самом деле этим огоньком оказалась ближайшая к Земле планета, а космическая бесконечность за ней на какое-то время ввергла меня в размышления о межгалактическом странствии в которое забросила меня судьба.

Остановившись, я заметил позади себя пританцовывающие движение фонарика, это была не иллюзия и не межпланетный корабль. Возможно меня догонял Ben Hudson, он был последним кого я видел на Торугарте, отправляясь в дорогу после заката. Продолжив путь, я какое-то время замечал, позади себя, его огонёк. В какой-то момент он пропал. А я продолжил свое движение. Недалеко от дороги, справа от меня, в траве промелькнули огоньки трэкеров и отражающих элементов двух палаток. 

Моя решимость вела меня вперёд.

В какой-то момент перед собой я услышал шум реки. Поначалу мне казалось что это был разлив небольшой речушки. Разувшись вошел в воду. Всматриваясь в темноту и шум быстротока, подсвечивая воду фонарем на шлеме и на руле, я осознал что не отделаюсь бродом лишь одной небольшой горной речушки. Это был разлив неглубокой но при этом полноводной реки. В темноте было невозможно сосчитать кол-во ответвлений, и оценить их глубину. В течении непродолжительного времени, я пытался найти узкое и на вид более мелкое место, но сделать это в тот момент было невозможно. Спустившись еще какое-то расстояние вниз по течению реки заметил биви-палатку и биви-мешок, и мигающие огоньки двух трэкеров. Это были свои. Мне ничего не оставалось кроме как отступить от своих притязаний на эту ночь. Расположив палатку немного в стороне от реки, на песчаной и относительно ровной площадке. Укрепив колышки булыжниками на случай сильного порыва ветра, поужинав, с удовлетворением уложился на ночлег.

День 6. Долина Аксай - долина Кёк-Кыя - перевал Кынды.

 

Утром, вброд переходила целая вереница байкпэкеров. Некоторые даже не останавливались чтобы снять обувь, колесили прямиков по воде. Перед глазами предстала картина местности. Река мелководная, с несколькими разливами разной ширины. Перейдя на противоположную сторону, позади увидел Conan Thai вылезшего из своей биви-палатки. Сразу за рекой стоял ветхий чабанский домик. 

На следующем броде снова встретил Bob de Ruiter и Renee Schmidt поглощавщих, возможно, свой второй завтрак, я решил перекусить вместе с ними. В пару сотен метрах после поворота, в сторону перевала Кичине-Сарыбелес 3526м, меня догнал Conan Thai, и быстро ушёл вперед. На подъеме на перевал, после очередного привала, на том же месте забыл в траве очки которые мне одолжил Айбек на старте. Пришлось, оставив велосипед, спуститься вниз метров 300-400м. К КП2 я подъехал ок 14:45. С этого места до оз. Кёль-Тетири ок 7км. В отличие от первой Шёлковой Горной Велогонки, когда маршрут пролегал до озера, в этот раз, к нему заезжать было не нужно. Откушав горячей еды и залив литр кымыса в дорогу, я поспешно выехал в путь. К юртам КП2 в этот момент приближался Cornelis Akkermans, решивший сойти с дистанции из-за болей в области шеи. Было заметно что ему тяжело было вертеть головой. 

Долина Көк-Кыя. Урочище Кюльджабаши.

Дальше по курсу ожидали места в которых я никогда не бывал, но о которых часто размышлял и представлял в своём воображении. Желание увидеть эти места являлось одним из мотивов которые способствовали участию в этой дикой велогонке. 

Маршрут по навигатору резко свернул влево. Но грунтовая дорога продолжала идти прямо в узкое ущелье вдоль русла реки Кёк-Кыя. На какое-то время во мне зародились сомнения в правильности отображаемой на мониторе путевой инфрмации. Только после того как на склоне горы я увидел протоптанные следы ранее прошедших байкпэкеров, был вынужден повиниться отображенной на мониторе навигатора линии. Это был самый крутой по вертикали hike-a-bike за всю гонку. Наверху виднелась движущаяся точка, в ней я разглядел Конана. Там наверху меня ожидал потрясающий вид на долину Кёк-Кыя с многочисленными юрточными лагерями, а за ними заснеженные гранитные склоны Кёль-Тоо и Сары-Бээ. А с севера - совершенно уникальные места урочища Кульджабашы с травянистыми округленными горами и выступающими из них сглаженными скалистыми выступами похожими на табуны лошадей. Эти места были самыми удаленными, наименее доступными для транспорта, нетронутыми и дикими на всем маршруте. О том что раньше тут  проходила дорога, свидетельствует местами выделяющася грунтовая дорога и то что осталось от нее, спиленные остатки приграничных сооружений, и обозначения на карте говорящие о том что раньше тут проходила дорога к озеру Кёль-Тетири. 

Я спешил, дело шло к вечеру. Меня догнали и ушли вперед, пара ребят из Ирландии. И с этого момента и до самого Нарына больше я никого из участников гонки не встречал. Мне не хотелось оставаться на ночь в этом месте. Но и далее я не мог предположить где я разобью свой следующий ночлег. Вокруг не было видно ни одной чабанской юрты, ни в долине ни на склонах, лишь остатки приграничных хозяйственных построек советской эпохи и новенький металлический автомобильный мост через реку Аксай, и дорога уходившая куда-то в предгорья хребта Ат-Баши.  

Один из моих планов-минимум был осуществлен, я достиг, верхом на велосипеде, самой удаленной точки маршрута и теперь возвращаюсь назад. Следующий план-минимум - доехать до КП3 на Иссык-Куле.

Повернув по дороге ведущей к перевалу Кынды 3400м., оставил позади себя долину Аксай, огромную, засушливую, холодную и продуваемую ветрами. Заметил пару юрт в стороне за рекой. Нужно было одеть тёплые вещи, подготовить освещение для предстоящих нескольких часов езды в темноте. Всё та же рутина что и все предыдущие вечера. Я знал, учитывая свои физические возможности и среднюю скорость моих дальних путешествий, что если буду укладываться на ночлег с заходом солнца то могу не успеть преодолеть всю дистанцию в установленный правилами лимит времени. Моя задача на каждый день - двигаться в вечернее время до 00:00. 

Где-то впереди показались огни автомобиля, после этого начался подъем, лай собак доносился в темноте издалека, кромешная темнота и лишь часть того что могли осветить мои фонари. Позже вдали сильное свечение подсветки электрической подстанции, и вскоре после этого я очутился у шлагбаума пограничного поста. Подойдя к окошку услышал приветствие на английском, ответил им на том же языке и назвал номер своего пропуска. После секундного недоумения и удивления они улыбнулись, сразу после того как я стал отвечать на знакомом для них языке. Спросил у пограничников о возможности остановиться на ночлег на заставе, они ответили что это невозможно и сообщили что дальше по дороге будут стоять гостевые юрты. Но таковых юрт я так и не повстречал. После заставы, дорога шла на подъем прямиком на перевал Кынды, вночи увидел отдельно стоящую палатку и проблески маячка на трэкере - один из наших. Ровно к 00:00, после недолгих поисков заметил  небольшую ровненькую травянистую площадку на которой установил палатку для очередного ночлега. 

Наутро я обнаружил что до вершины перевала оставалось каких-то 500-800 метров.

День 7. Перевал Кынды - г.Нарын - р.Кичи-Нарын (ур. Карагай Булак).

 

Большую часть дня пришлось потратить на передвижение по верховьям Атбашинской долины, спускаясь с перевала Кынды через ущелье Босого. Где-то там, берёт начало река Атбаши. 

Земли в верхней части долины засушливые, а дороги каменистые и пыльные. 

К обеду я благополучно добрался до трассы Бишкек-Торугарт. И далее, в основном по наклонной, докатился до города Нарын. Этот город, находящийся в самом центре Небесных Гор, после первой гонки получил другое название - Scratch City. Расположенный в середине маршрута, большой город, который может предложить комфорт, хорошую еду и тепло, а также возможность оперативно выехать в Бишкек. Здесь многие участники гонки принимают решение сойти с дистанции. 

Мне захотелось задержаться здесь, не оглядываясь на время, покушать хорошей еды в кафе, погрызть фруктов и просушить вещи, закупить провиант. Позвонил домой. 

Около 16:00 выехал в дальнейший путь. Грунтовая гребёнка начинается сразу на выезде из города. Асфальт есть только в населенных пунктах. И так до самого места слияния Кичи-Нарына с Нарыном. 

В темноте за рекой недоезжая селения Эки-Нарын меня догоняет легковушка, водитель спрашивает куда я еду и предложил остановится в доме его попутчика. Я бы согласился, и хотя уже стемнело, но час был ранний для привала. Не хотелось менять время ежедневной плана - двигаться до 00:00. Вежливо отказался от предложения. Позже этот мужик за рулем, догнал меня и сказал что дальше по дороге у него есть юрточный лагерь, где я бы мог остановиться, в 7 км далее по курсу. Ну это совсем другое дело.

На развилке в урочище Карагай-Булак, меня встретили его сыновья и препроводили к лагерю. Мне выделили целую юрту и накормили ужином. У соседней юрты стоял чей то велик с байкпэками.

С утра лил дождь. Выяснилось что владельцем того велосипеда является Dunkan Lodingham. Мы встретились за завтраком. Выглядел он подавленным и без особого энтузиазма. Боль в ахилле так и не прекращалась. Задержавшись после завтрака, он все же догнал меня в ущелье. В долине Малого Нарына, расположенной под горами Капкаташ, я внезапно ощутил на себе сонное состояние, вынудившее меня остановить движение. После 15 минутного сна я снова был в норме. Пока я спал на травянистой обочине двухкалейки, меня обогнал Dunkan, силуэт которого мелькал в 500 метрах далее от меня. Мы снова встретились на мосту у развилки. Он сообщил мне что собирается нажать кнопку Help на трекере, после которой за ним выедет машина для эвакуации. Боль в ахилловом сухожилии была причиной его схода с дистанции. 

Маршрут вывернул вправо от дороги и уходил в горы сквозь ячменное поле. Снова оказавшись в полном одиночестве в незнакомом мне месте, как и прошлые дни, меня подгоняли вперед мысли о необратимости моего пути. Возможность для отхода присутствовала всегда, где-то это сделать сложнее, например в долине Аксай или на заброшенной приграничной дороге севернее долины Кёк-Кыя, где то отступить легче, как здесь на Кичи-Нарыне, недалеко от горного села и близости хорошей дороги до Кочкора. 

В долине реки Буркан целая вереницы байкпэкеров плелась по долине. В основном в южном направлении. Это значит что все они отметились на КП3 на Иссык-Куле. Здесь в высокогорной долине оба направления пересекаются, и на экране навигатора сливаются в одну линию, из за этого можно сбиться с нужного пути.

У одного из чабанских домиков я увидел группу велосипедистов на привале. Их было 5 человек, один из них Erick Scagiante, остальные - семья из Канады, путешествовавшие по Кыргызстану на велосипедах. Они попросили помочь договориться с чабанами о возможности остаться у них на ночь.

Выше по долине встретил Олега Собко, который двигался в группе из нескольких участников. Остановились поприветствовать друг друга. Олег признался, думал что я сошел с дистанции. Я и сам был к своему удивлению рад что оставил за плечами больше 1000 км пройденного пути.

С юго-востока надвигались суровые штормовые облака. Сильного дождя было не миновать. Становилось прохладно. Чтобы не терять время, оделся как можно теплее. Перед поворотом на перевал Арабель хлынул ливень. На той стороне реки дорога грунтовая, под проливным дождем сразу превращается в “арахисовую” пасту и налипает на колёса. Дождь лишь усиливался. На часах было ок 20:00. Меня догнал и обошел David van Eerd. Его напарник сошел с дистанции из-за недомогания, а David продолжал путь уже вне квалификации. Он исчез за холмами, в тумане мелкого ливня. Я сдался и остановил движение. Спешно поставил палатку. На мне была вся теплая одежда включая термобелье которое я обычно берег от сырости. И тут я осознал что совершил ошибку надев все что у меня было, ранее в тот вечер. Перекусив под барабанную дробь дождя, я уложился в мешок в намокшей термухе, и в легком пуховичке, который лежал у меня в водонепроницаемом подседельном велорюкзаке. Пуховик создал дополнительную изоляцию. Ночь прошла спокойно, дождь утих и затем совсем перестал.

День 8. Плато Арабель - перевал Барскон - КП3, Тамга, Иссык-Куль.

 

К утру мокрая одежда на мне была уже сухой. Возможно спальник оказался достаточно эффективным, или может быть легкий пуховик, создавший дополнительную теплоизоляцию, или ночь все-таки была не сильно холодной. Или все три фактора сыграли свою роль в равной степени. Выйдя из палатки, обнаружил навигационный прибор на руле, оставленный по-ошибке снаружи, на котором свисали сосульки. Палатка, велосипед, и трава вокруг были покрыты тонким слоем льда. По внешним признакам прошедшая ночь была самой холодной за все дни. 

Южнее Жылуу-Суу, у начала долины реки Буркан. Южные склоны хребта Терскей Ала-Тоо.

Небо было ясным, солнце взошло по-летнему торопливо, так что все приходило в норму. Нужно было спешно собираться. Мимо меня проехала пара John Knapp и Valerie O’Donnell. 

Передо мной лежала узкая долина реки Буркан, окруженная по обе стороны высокогорными пастбищами, с многочисленными юртами, даже встречались отдельно стоящие домики. Долина изрезана руслами многочисленных рек и речушек впадающих в Буркан. Постепенно сужаясь у истока реки, долина Буркан, расщепляется на три малых ущелья. Трэк уводит меня вправо к перевалу Арабель. Места хоть и не очень отдаленные, но скрытые в горах, в высокогорье и с суровым климатом. Нежелание оставаться тут на ночлег, гонит меня вперед. На серпантине вижу троих участников, Davide van Eerd и выше по дороге отец и сын van Coller. David признался что истощен из-за отсутствия еды, я был рад поделиться своими запасами. 

Мы все собрались на перевале, на высоте ок 3839м это выше долины Буркан приблизительно на 800м. Отсюда по западной стороне лежит плато Арабель на высоте 3700м мы двигаемся к технической дороге рудника Кумтор. David сразу ушёл вперёд, а за ним и van Coller. Время неумолимо двигалось к закату. Встречный ветер сильно тормозил движение. Я гнался за солнцем, как бы пытаясь ухватить последний источник тепловой энергии который согревал меня здесь, в этой высокогорной тундре, в центре Азии. Гнался за светилом, оставляющем оранжевые, теплые следы на склонах по правой стороне от дороги. 

Ущелье Барскоон прошел в темноте без каких бы то ни было проблем. Ниже по ущелью чувствовалась теплота озера, было лето, а значит сезон еще продолжался. А в это время, выше на пастбищах, уже стояла осень.

Через поля и огороды я заехал в село Тамга, где в одном из пансионатов обосновался Контрольный Пункт №3. Во дворе меня встретили и поприветствовали парни из медицинской команды. В столовой находилось много участников. Кто-то расположился на ночь в фойе, а другие в номерах. Я получил свое место в комнате, разделив его с Крисом и Дэвидом.

Ужин на КП3 в Тамге, Иссык-Куль. Напомнил мне советские обеды моего детства. Борщ, фаршированный перец, ломтики огурчика и помидорчика. Разве что не кусочки хлеба буханки, а дольки лепёшки.

Моими основными источниками электрической энергии были две батареи, одна на 10К mA, другая на 12K mA, на каждой остановке, я старался подключить эти батареи и другие электроприборы, в основном фонари, к электрической сети. Хороший ужин, полноценный сон и достаточный запас электропитания, наряду с защитой и адаптацией к разным климатическим условиям - одни из самых важных компонентов устойчивого движения к финишу, о которых приходится думать постоянно. В пансионате в Тамге, перед сном, поставил на зарядку все мои приборы к точкам питания. После сна, и хорошего ужина, это процедура была следующая.

На следующий день по плану нужно взять в осаду самый высокий перевал всей гонки - перевал Тон 4028м. 

День 9. КП3. Тамга. Иссык-Куль - ущелье Тон.

 

Третий Контрольный Пункт находился в хорошем месте, на возвышенности, с которого открывался вид на озеро Иссык-Куль, обслуживающий персонал хорошо принял, вкусная традиционная советская еда, как в молодости. Наутро был готов к новому походу. Камера на колесе снова дала о себе знать. Заниматься ей не было никакого желания, хотелось побыстренй отправится в путь. Дальнейшее нахождение в пансионате было нежелательным для меня, здесь много было сошедших с дистанции, а также тех кто мог демонстрировать достаточно высокие темпы движения в дневное время, в отличие от меня. Их расслабленный вид и медленное утро, начинали действовать на меня деморализующе. Я медленный ездок, поэтому по-максимуму должен использовать как дневное время, так и вечернее.

Организаторы события, построили маршрут таким образом чтобы максимально отвести участников от загруженных автомобильных дорог. За селом Тосор, трэк повел меня влево в ущелье по дороге к перевалу Тосор. Из под колеса, на обочину, быстро юркнула змея, которую я заметил в последний момент. За узким скалистым ущельем, маршрут свернул вправо и через поля пошел вверх к небольшому перевалу, за которым открывалась долина урочища Каджи-Саз, что расположена выше города Каджисай, и скрыта горами Тегерек и Кызыл-Кюнгёй. К долине  можно пробраться через два невысоких перевала, а также сквозь ущелье, по дороге из Каджи-Сая.   

Боконбаево было последним селением перед продолжительным броском к Кочкору, через перевал Тон. Кроме пополнения запасов необходимо было более тщательно осмотреть постоянно сдувающееся колесо. На выезде из села остановился у местного шиномонтажа. Пока они возились с моей камерой, я еще раз прощупал и осмотрел внутреннюю часть покрышки и обнаружил металлическую занозу. Зараза, ведь с ней я ехал с самого Сонкуля.

На маршрут вернулся поздновато, примерно в 15-16:00. Свернул на ровненький асфальт к селению Туура-Суу. Здесь я испытал самое сильное ментальное давление. С этих краев легко и просто, сев на маршрутный транспорт или договорившись с попутчика, можно уехать домой. Ведь впереди ожидали два самых высоких перевала на всем пути, неизведанные мной места высокогорных пастбищ по пути к Кочкору. А еще перевал Шамшы, 100% пеший, который я проходил месяцем ранее и мог представить расстояния и трудности ожидающие впереди. Перевал Көк-Ойрок описанный в Руководстве к гонке, как один из самых сложных. Мысли об оставшихся участках трассы склоняли меня к решению сойти с дистанции. 

Сразу после Туура-Суу, будучи уверен в правильности следуемого пути, я проехал мимо нужного поворота. Там дорога гравийная, идёт в сторону урочища Кюнгёй с селом Темир-Канат и др. Короче говоря, я не сверялся с навигатором, просто ехал по дороге, будучи уверен что перевал где-то там впереди. Но дорога уходила дальше в долину, а горы оставались справа. Да, проехал так ок 3 км. Пришлось возвращаться назад. В такой же ситуации оказался следовавший за мной отец van Coller, не поверив моему объяснению, он проследовал дальше. Его сына я встретил ниже у нужного поворота и предупредил что его отец проехал мимо.

Двухколейная грунтовка уходила дальше в горы. На подъеме догнал Conan Tai, было заметно что он изрядно подустал. Стемнело, а на меня нахлынуло второе дыхание. Ниже, у дороги из палатки меня поприветствовал Lamar Timmins. За рекой, внизу, виднелись огоньки фонариков, то и дело пытаясь подсветить меня. Чабаны наверно. На дисплее навигатора появилась информация о достигнутых 3000м. Я решил остановиться на ночлег. Было ок 23:00. Была возможность продвинуться продолжить движение, но день был долгим и волнительным. Оглядев нашлемным фонариком близлежащие поляны выбрал одну из них, травянистую, ровную и сухую. Выше от это места замелькали фонарики. Это кто-то из наших скорее всего.

В этот раз по моим ощущениям ночь была самая теплая из тех которые я провел в горах, на протяжении всего маршрута.

День 10. Перевал Тон - Трасса на Нарын.

 

Всю первую половину дня покорял перевал Тон 4018м., в числе нескольких участников гонки: Bengt Stiller, Lamar Timmins, David van Eerd и где-то позади Conan Thai. На подступах к перевалу местами лежал снег. В двух местах снежные осыпи были довольно опасными. Справа, вниз уходил крутой склон, в чашу образованную пиками вокруг. Здесь пришлось поднять велосипед и пронести его на себе, потому как он постоянно норовил соскользнуть по снегу вниз. На перевале мы оказались вместе с David van Eerd и продолжили спуск совместно. 

Перевал Тоң Ашуу 4013м.

По пути встретили группу французов с местными гидами. А далее на спуске догнали пару John Knapp и Valerie O’Donnell. Перед Жылуу-Су нужно было переодеться. Потому что становилось жарко, одновременно получился небольшой привал. Уперлись в сильный быстроток впадающий в Жылу-Су. Мне он показался очень сложным для пересечения. Решил спуститься к дороге по склону и увидел остатки железного пешеходного моста, которым успешно воспользовавшись спустился к дороге и умчался, что есть силы, к долине Буркан, оставив позади всех остальных. 

Далее предстояло преодолеть обширную высокогорную долину с озером Шоркёль и выходом через перевал Жалпакбел 3300м.. Тут меня встретил крепкий встречный ветер. Он не только замедлял движение, но и значительно забирал силы. Перед гонкой я очень плохо изучил этот участок трассы и не представлял ни местность, ни расстояния. И был уверен что легко достигну перекрестка на нарынской трассе с отелем “Сону-Куль” и магазином. Оно так и получилось, но стоило мне этого 4х часов езды в темноте. Где-то у селения Ак-Кыя по берегу реки Кара-Кужур меня снова догнал Ben Hudson. Стоит упомянуть о том что Бен единственный участник который использовал single speed трансмиссию, а свой велосипед он полностью собрал сам. Ben ехал быстро, мне пришлось прилагать дополнительные усилия чтобы держаться за ним. На этот раз отставать не очень то и хотелось. Мы решительно двигались в ночи с единственным желанием доехать до перекрестка и поселится в придорожную гостиницу села Сары-Булак. Около 01:00 часа ночи мы уже были на месте, там же в кафе Сонкуль нас покормили и заселили. В подсобке стоял еще один велосипед с байкпэкинговым снаряжением. 

День 11. Кочкор - перевал Шамшы.

 

Утром за завтраком встретился с Chris Philips. Это его вел стоял в кладовой. Перед отъездом пришлось помочь паре John Knapp и Valerie O’Donnell заказать жареную яичницу с колбаской на завтрак. Эта пара обогнала меня во второй половине предыдущего дня, однако вечером заночевали где-то по-дороге. В конце концов, они все же придут к финишу раньше, обогнав меня перед Шамшы.

С перекрестка Сары-Булак через Кочкор и до села Кум-Дёбё - целиком асфальтированная дорога, это ок 58 км. До села Шамшы шла гравийка в плохом состоянии, вся в гармошке. У сельской арки, в беседке отдыхал Tai BL из Австралии, его напарник сошел с дистанции, а Tai продолжал гонку один. Я решил передохнуть в тени беседки в компании Tai. Стояла сильная жара. Рядом журчал полноводный арык с чистой горной водой. Уезжая вперед Tai сказал что хотел бы искупаться в арыке. Не доезжая села я все же увидел его прохлаждающимся в арычной воде. 

Летнее пастбище на склоне полностью пожелтело в сравнении с тем что я видел тут в июле. А в той юрте где я покупал литр кымыса, в этот раз никого не оказалось. С этого места начинался продолжительный пеший путь до самого перевала, с короткими незначительными проездными участками. 

David van Eerd двигаясь по склону впереди от меня, быстро уходил к перевалу, надеясь пересечь его этим вечером. За небольшим бродом тропа теряется из виду в каменистой горной поляне. 

Солнце скрылось за горой потянув за собой занавес быстро надвигающейся ночи. Позади меня снова замерцал фонарик. Это Ben Hudson с которым мы ночевали в отеле на перекрестке. Решили разбить лагерь на том же месте, где я ночевал месяцем раньше. Посреди ночи обнаружил что сдулся мой надувной матрац. Проблема. Но сильного дискомфорта я не ощутил. Уже несколько ночей как я вкладываю свой матрац в фольгированный мешок. Возможно это помогло мне избежать ощущения холода снизу. 

День 12. Перевал Шамшы - река Талдыбулак.

 

Двенадцатый день был самым медленным на продвижение начиная от пешего штурма перевала Шамшы 3570м. и до верховьев реки Талдыбулак 74 км педалирования и пешего пути. 

Утром вышли на штурм перевала одновременно с Бэном. Вскоре он оторвался от меня по тропе и скрылся за перевалом. Через три дня мы снова встретимся на финише.

Больше, в этот день, из участников гонки, я никого не встречал. После ущелья Шамшы не спускаясь в долину, трэк уходил вправо, снова на подъем. Теперь маршрут шёл в горах Окторкой вдоль Чуйской долины, выше поселков Алмалуу и Орловка. Ночь застала меня на пастбищах у горного села Бордунский. Где-то посреди этого небольшого плато у меня слетела цепь. Вокруг горели огоньки юрт и домохозяйств. В какой-то момент я оказался на гравийке, которая уходила вниз к сильно освещенному промышленному объекту. Тут обнаружилось что потерял трэк на навигаторе. Пришлось подниматься обратно вверх ок километра-двух. А после этого пересечь небольшую речушку. Мочить ноги на ночь не хотелось поэтому пришлось спешиться и снять обувь. После небольшого подъема, на повороте слева заметил травянистую поляну. К этому моменту я накатал за день ок 74 км, на часах ок 23:00, впереди непроглядная тьма, решил заночевать на этом месте. 

День 13. Река Талдыбулак - Летние пастбища Көк-Ойрок.

 

С утра, вскоре после того как я сел в седло, меня догнали Bengt Stiller и Lamar Timmins. На первом же привале Bengt обнаружил пропажу своего сотового со всеми контактами и фотографиями, он был сильно расстроен этому обстоятельству. Метрах в 150 выше от нас располагался невысокий перевал. С него, двухкалейка вела нас по великолепнейшему спуску, прямиком до иссыккульской старой трассы перед Боомским ущельем. Всем советую, кто захочет запланировать поездку по этим местам, спуститься в этом месте до старой трассы.

На старом шоссе, на месте скопления придорожных кафе у села Чолок, в одном из пирожочных Бенгт с Ламаро апетитно поедали свежеприготовленые пирожки с картошкой. И я к ним присел. Но в планах было хорошо покушать в кафе в селе Шабдан. Мне казалось что это село достаточно большое чтобы в нем имелось кафе. Но я сильно ошибся. К счастью с собой я прихватил свежую каттаму в той придорожной пирожочной. Мы снова встретились с Бенгтом и Ламаром в магазине в центре Шабдана.  Задержались тут на обед. Было много людей. А на той стороне реки Чонкемин шли баталии в состязаниях по козлодранию. На календаре было 30 августа, а значит сокро День Независимости и повод для конных игр.

Перекус в магазине в аиле Шабдан. Bengt, Lammar. Чонкеминская долина.

Я выехал первым. Ламар нагнал меня на выезде из долины. С Бенгтом мы встретились позже, когда он настиг меня в районе озера Жашыл-Кёль, тут он решил остаться на привал, сказал что не может ехать в сильную жару и расположился у ручья в тени раскидистых ветвей. Я не смог не удержаться чтобы не задержаться в этом месте. Тени ветвей и прохладные воды ручья располагали к отдыху в этом месте. Но не надолго. Я не мог позволить себе задержаться тут. В моих планах было доехать до поворота горной грунтовки, к ущелью перевала Көк-Ойрок 3889м.

Однажды я уже бывал в этих краях. Это было в начале 90-х, я заканчивал школу, и на летних каникулах меня позвали подняться на жайлоо Көк-Ойрок. В то время я только слышал о летних пастбищах и никогда на них не бывал. Те впечатления остались со мной навсегда. И теперь когда я ехал в одиночестве на велосипеде, невольно стал искать те луга в горах. Они были выше леса, и вот там чаща заканчивалась, а дальше виднелся пик покрытый снегом и льдами. В тот год этот пик мы увидели утром, когда туман рассеялся, а небо очистилось от остатков облачности и перед нами явился этот заснеженный пик. Я узнал его. 

Выше по долине мне повстречалась счастливая семья с детьми. Это были пожилая пара с внуками. Я спросил у них где находится Кок Ойрок, они сказали что именно тут, это место где мы находились и есть оно самое место. Они не поняли что я имел в виду одноименный перевал, а я не стал уточнять, попрощавшись умчался дальше.

Наступали сумерки. Какой-то престарелый мужчина остановил меня у своих юрт. Предложил остаться у него, мотивировав свое предложение тем что ночью будет холодно. Меня посетили сомнения о целесообразности дальнейшего движения, я хотел остаться у него, поесть горячей еды, попить чай и не заниматься установкой палатки перед сном.

Все же мне пришлось отказаться. Во мне все еще таились сомнения что я могу не успеть к финишу. Поблагодарив его, поспешил проследовать вперед. Старик предупредил меня о двух реках впереди.

Вдали еще можно разглядеть вдали последний участок горного хвойного леса. Сразу за ним трэк ведет в ущелье и на последний перевал.

Движение в темноте, сосредоточенность и целеустремленность не дают почувствовать холода. И скорее всего холод не настолько сильный, чтобы его невозможно было перетерпеть. По сторонам мелькают огоньки юрт, слева слышен шум бурной реки. Совсем стемнело. Вскоре достиг первого брода. Сток воды достаточно стремительный и как оказалось сильный. Нужно было переходить его. Велосипед я тащил накатом держа справа от себя, воды бурно стремились в том же направлении. Чем ближе к центру реки тем сильнее мои ноги уходили глубоко в воду, и тем сильнее река давила на велосипед, который был обвешан сумками. Стало трудно удерживать давление воды и соответственно удерживать себя. Я осознал что совершил ошибку. Всеми внутренними силами я сконцентрировался на ногах, пытаясь убедиться в стабильности каменистого дна реки. Сразу же промелькнули мысли о последующих шагах в случае, если река опрокинет меня. Сконцентрировавшись на силе в ногах нужно было выталкивать велосипед на берег, всего лишь каких-то 1.5-2 метра. За месяц до этого, спускаясь с перевала Шамшы в сторону Чуйской долины, мне уже приходилось столкнуться с многочисленными бродами небольших в ширину, но полноводных и стремительных горных речушек. Тогда я чередовал, нес велосипед на себе или тащил его рядом с собой. Здесь же в Кок-Ойроке лучший способ был бы, это тащить велик на себе.

Оказавшись на берегу заметил приближающийся свет фонарика от недалеко расположившейся юрты. С той стороны реки, из темноты свет от него стал освещать меня. Это хорошо, значит если бы со мной что-то произошло, люди подоспели бы ко мне на помощь.

Навигатор показывал еще один брод перед поворотом к ущелью. Но его я решил оставить на следующий день. Сегодня я проделал хороший путь, был доволен, взволнован и нуждался в хорошем отдыхе. Это была моя последняя ночевка перед финишем. По крайней мере я надеялся на это.

День 14. Перевал Көк-Ойрок 3889м. - Чолпон-Ата. Финиш.

 

Пару раз просыпался за ночь чтобы подкачать матрас. Под утро, часов в 4-5 заметил блики на стенке палатки, такие же блики как отражение воды на поверхности какой-нибудь поверхности. Решил посмотреть что происходит за палаткой. С запада в мою сторону двигался свет фонаря. Его луч был слишком мал для автомобильной фары, и слишком силён для бюджетного велосипедного фонарика. Это был Бенгт. Мы позавтракали вместе в моей палатке. Ему понравились риховские копченные колбаски “патроны”- мой неприкосновенный запас, который я растянул на всю гонку, к тому моменту у меня оставались 2 штучки.

Бенгт выдвинулся вперёд, пока я собирал свое снаряжение. С первыми лучами солнца я подбирался к старой дороге, которую когда-то рубили на склонах, пытаясь возвести прямой путь через хребты Кюнгёя, из Алматы на Иссык-Куль.

Перевал Көк-Ойрок один из живописнейших на всем протяжении второй версии Шёлковой Горной Велогонки, с впечатляющим серпантином и частыми изгибами по склону вершины горы. Недалеко от меня, медленно шел Бенгт. До самого перевала я держал его в поле зрения. Позже, вечером того же дня мы встретились на финише.

Перевал Көк-Ойрок Ашуу.

Пер. Көк-Ойрок венчала монументальная металлическая арка, с громким лозунгом акаевской эпохи несбывшихся надежд и расточительных проектов, коим являлась и вот эта дорога в том числе. Это такая же бесполезная арка в виде тех, которые ставят на въездах в аилы. Но сегодня, поскрипывая ржавым металлическим флагом, она олицетворяла пьедестал, на который ты мог взойти оставив позади себя 1700 км. 

Поднимаясь к перевалу, который снизу казался мне недосягаемым, немного переживал что достигну его вершины лишь часам к 3-4м дня и мне так не хотелось колесить в сторону Чолпон-Аты по трассе в темное время. К моей великой радости я достиг перевала в 13:00. Погода стояла прекрасная и по моим расчетам я мог финишировать до заката.

Спуск к побережью оказался не из легких. Поверхность на склонах гор состояла из песка и крупных камней, валунов и осколков гранита. Местами дорога полностью пришла в негодность. Неудовлетворительное состояние двухколейки сильно замедляло движение. 

Ближе к долине увидел машину и человека управлявшего дроном. Почему то сразу пришла мысль что возможно идут съемки какого-нибудь свадебного лав-стори. Только после того как смог прочитать фирменную надпись “Silk Road Mountain Race”, понял что это Контрольная Машина со съемочной бригадой.

В общем получилась у меня история со счастливым концом. Потому как никаких серьезных трудностей за всю гонку я не испытал. Финальный спуск с последнего грозного перевала проехал я успешно. И в приподнятом настроение, достигнув трассы, сбросив с себя теплую одежду, выдвинулся в сторону Чолпон -Аты к финишной линии, оставляя за собой перевалы и долины, и унося с собой впечатления длиною в жизнь.

Вся эта гонка, участие в ней, подготовка, люди вокруг. Все обернулась тем, что в конце концов это стало не только мимолетным событием в жизни, но превратилось в полноценную часть жизни.

На финише. Чолпон-Ата. Фото: Rugile Kaladyte

 

Основное оборудование:

 

Велосипед 

 

Giant Talon1, 2017 года https://www.giant-bicycles.com/int/talon-1-2017

 

Велорюкзаки: 

 

На руле: 

Герметичный водонепроницаемый мешок Restrap на 14 литров https://us.restrap.com/collections/dry-bags/products/dry-bag-double-roll

Держатель для мешка Oveja Negra Front End Loader™ - Dry Bag Mount https://www.ovejanegrabikepacking.com/collections/handlebar-bags/products/front-end-loader

Дополнительная сумка на руле Lunchbox™ Handlebar Bag https://www.ovejanegrabikepacking.com/collections/handlebar-bags/products/lunchbox-handlebar-bag

Два флягодержателя для бутылки и продовольствия Alpkit Stem Cell https://us.alpkit.com/products/stem-cell

 

На раме:

Сумочка на раме Alpkit Fuel Pod https://us.alpkit.com/products/fuel-pod

Сумочка на раме Rhinowalk Top Tube Bag

Подрамная сумка Moosetreks https://www.moosetreksbikepacking.com/product/moosetreks-trail-mountain-bike-frame-bag/

Подседельный рюкзак Alpkit Fiana https://us.alpkit.com/products/fiana


Кэмпинговое снаряжение:

 

Палатка Alpkit Soloist  https://us.alpkit.com/products/soloist

Спальный мешок китайский без бренда, пуховый, весом 1100г., на -5 градусов

Надувной матрас Alpkit Numo  https://alpkit.com/products/numo

Подстилка под матрас Six Moons Designs Footprint Small Tyvek https://www.sixmoondesigns.com/collections/tent-accessories/products/footprint-small-tyvek

Survival emergency bag 

 

Электроника: 

 

Навигатор Garmin eTrex20 https://buy.garmin.com/en-US/US/p/87771/pn/010-00970-10

Samsung J1 mini в роли запасного навигатора

Samsung J5  телефон для коммуникации и фотографий

Xiaomi power bank 10000 mA

Солнечная панель с power bank на 12000 mA  https://voltaicsystems.com/6-watt-kit/

Зарядное устройство USB для телефона и фонариков

Зарядное устройство USB для батареек АА и ААА

Налобный фонарь Naturehike https://rentik.kg/en/rental-service/hiking/lighting/rechargeable-inductive-headlamp-naturehike

Велосипедный фонарь 2 шт. Funsport https://rentik.kg/en/rental-service/bicycle-touring/bicycle-lanterns/bicycle-front-lantern-funsport

Небольшой ручной фонарик на одной батарейке АА, приспособленный к шлему.

Задний велосипедный фонарик Funsport https://rentik.kg/en/rental-service/bicycle-touring/bicycle-lanterns/bicycle-back-lantern-funsport

Спутниковый трекер Spot Gen 3 GPS tracker арендованный у организаторов